Павел и Наталья Шишкины: «По сути, весь наш отдых сдвинулся в сторону гольфа»

Павел и Наталья Шишкины не только успешные профессионалы, но и счастливые родители, которые ведут активный образ жизни и, конечно, играют в гольф. В интервью Golfmir.ru супруги поделились своей гольф-историей и рассказали, как совмещать работу, семью и спорт.

Павел-Наталья-Шишкин-Golfmir.ru_1000.jpg
Павел и Наталья Шишкины. Golfmir.ru
G.M.: Павел, как Вы пришли в гольф?

Павел Шишкин: Мое знакомство с гольфом было абсолютно неожиданным – в 1996 году я выступал за японскую волейбольную команду Japan Tobacco. Не секрет, что в Японии все помешаны на гольфе: в маленьких городах множество драйвинг рейнджей, заполненных людьми, и Хиросима, где я тогда работал, не стала исключением. Когда были выходные, практически вся команда уезжала играть в гольф. Через какое-то время и я осознал, что пора приобщиться к этому виду спорта. 

G.M.: Какой у Вас сейчас гандикап? 

П.Ш.: На сегодня 9,5, но, покинув Японию, я не брал в руки клюшку, сказывалась занятость по рабочим вопросам и в учебе. Это продолжалось до 2010 года. Только в последние шесть лет я, наконец, вернулся к любимой игре. 

G.M.: В Японии Вы сами занимались, или у Вас был тренер?

П.Ш.: К несчастью, сам – натренировал кучу ошибок, которые теперь приходится исправлять. 

G.M.: Наталья, а как Вы пришли в гольф?

Наталья Шишкина: Меня привел в гольф Павел. Первые два года я сопровождала его в качестве кедди и всячески сопротивлялась тренировочному процессу. 

Затем мы наняли опытного тренера – я втянулась, и мы начали играть вместе. Пока у меня высокий гандикап – 36, но я планирую его снизить в этом году.

G.M.: Кто был Вашим тренером?

П.Ш.: В 2013 году мы заключили десятидневный контракт с гольф про, который тогда работал с профессиональным игроком Эрни Элсом (Ernie Els). Обучение проходило на полях Турции. Как результат – у Натальи исчез страх перед гольфом, и мы начали более-менее постоянно играть. 

G.M.: Наталья, в каком российском турнире Вы впервые приняли участие?

Н.Ш.: Это был HCP 15+, где я комфортно себя чувствовала даже с высоким гандикапом. В остальных турнирах, например BMW, до участия не допускают с высоким гандикапом, поэтому шансов на победу не остается.

Shushkiny.JPG
Наталья и Павел Шишкины на турнире Hole in One. фото Facebook
G.M.: Павел, Вы были профессиональным спортсменом, становились обладателем Кубка мира, призером Чемпионата Европы, участвовали в двух Олимпиадах. Чем, по-Вашему, гольф отличается от волейбола?

П.Ш.: Отличия принципиальные: в гольфе ты играешь против поля – сам с собой, против себя, перед ударом взвешиваешь свои сильные и слабые стороны. Волейбол – это командная игра, где ты играешь против соперника.

На мой взгляд, гольф – это медитативный спорт, где важна концентрация в течение 3-4 часов, важно быть не то что оторванным от окружающего мира, а быть здесь и сейчас. Необходимо полностью сосредотачиваться на игре, иначе игры не получится.

Волейбол и гольф отличаются как небо и земля. Динамика, скорость, физическая нагрузка – и уход в себя, поиск гармонии с собой и с полем.

G.M.: Вы считаете, что в гольфе нет динамики?

П.Ш.: В гольфе бывает драйв в течение долгого промежутка времени, но все равно это не динамика, а некий ритм. Гольф – больше ритуальный спорт, где все зависит от внутреннего баланса и содержания. 

G.M.: Какой вид спорта тяжелее физически?

П.Ш.: Я не участвовал в Чемпионатах мира по гольфу, поэтому мне сложно сравнивать. По ряду причин считаю, что волейбол для меня физически и эмоционально сильнее. 

Я застал то время, когда в волейбол, как и в гольф, играли по три часа, а иногда и больше. Я играл за СССР, за СНГ (на Олимпиаде 1992 года в Барселоне) и за Россию. Только в конце своей карьеры я застал время, когда поменялись правила – матчи стали короче. До изменений в правилах игра редко укладывалась в час – это должен был быть совсем слабый соперник. Обычно соревнование длилось не менее двух часов.

G.M.: Как Вам удается совмещать работу, гольф, домашний быт?

П.Ш.: Не все так просто (смеется).

Н.Ш.: Наш ребенок, когда еще не умел разговаривать, жестами объяснял, где находится папа, ударяя воображаемой клюшкой по невидимому мячу. Когда начинается сезон, папа у нас на гольфе (смеется)!

П.Ш.: Это было во времена, когда стало меньше работы, в кризис. Для меня работа и семья находятся на первом месте, а потом уже гольф.

Н.Ш.: По сути, весь наш отдых сдвинулся в сторону гольфа – либо это какой-то турнир, либо компания, которая будет играть, либо место, где есть поле. 

П.Ш.: Мы многих наших друзей «подсадили» на гольф – Алексея КортневаКамиля Ларина

Первый раз я затащил Лешу на гольф-поле, когда мы отдыхали на Маврикии. Однажды большой компанией мы ездили в Финляндию, после той поездки гольфом заразился и Камиль. Недавно мы были в Дубае с его семьей: у Камиля маленький ребенок, у нас два – теперь отдыхаем большими компаниями.

Павел и Наталья Шишкины Golfmir.ru.jpg
Павел Шишкин с флайтом на Благотворительном Турнире в Агаларов ГК. фото Charity Tour
G.M.: Кто из вас чаще тренируется?

Н.Ш.: Ответ очевиден – у кого ниже гандикап!

П.Ш.: Действительно, я чаще тренируюсь и чаще играю. В последнее время, конечно, меньше, потому что загружен на работе. В прошлом году времени было больше, поэтому я занимался гольфом.

Н.Ш.: У меня есть уважительная причина – двое детей (улыбается): мальчик (2,5 года) и девочка (10 мес.).

П.Ш.: Летом мы стараемся играть в выходные. Бывает, что стоим на рейндже. Все зависит от работы: если позволяет время, то можно выделить день, договориться с кем-то и поиграть. Сейчас, например, нет времени даже на гольф-симуляторах заниматься. Мы являемся членами гольф-клуба «Сколково», за всю зиму были там раза три, что, конечно, расстраивает, хотелось бы чаще.

G.M.: Павел, Ваш рост составляет 2 метра, у Вас какие-то особенные клюшки, Вы удлиняли шафты?

П.Ш.: Фиттинг почти отсутствует. Когда ходили подбирать инвентарь, выяснилось, что несмотря на то, что я высокий, руки у меня длинные. Таким образом, все скомпенсировано – можно обойтись стандартным набором гольф клюшек.

G.M.: Наталья, какими клюшками Вы играете?

Н.Ш.: Все клюшки женские: при покупке мы договорились, что пока эти «не сношу», другие выбирать не будем (смеется).

Признаюсь, что у меня очень красивый ярко-красный бэг! Мы были в Корее, где любят разные яркие примочки, там и купили его!

G.M.: Считается, что гольф – вид спорта для успешных людей. Что Вы об этом думаете?

П.Ш.: Сейчас гольф становится более доступным: в него могут играть люди с не очень большим достатком, что, конечно, радует. 

Вообще, гольф – своеобразный вид спорта. Четыре часа ты проводишь в компании, иногда новой; потом, если люди тебя заинтересовали, можно остаться на ужин и познакомиться поближе. 

Чем старше мы становимся, тем тяжелее нам заводить новые знакомства – в гольфе это происходит легче: если ты играл с человеком три часа, то при следующей случайной встрече как минимум вы уже знакомы. Иногда бывают очень интересные, «созвучные» по увлечениям люди, с которыми в нашем возрасте так просто не познакомишься. 

G.M.: Были ли у Вас случаи, что гольф помогал в бизнесе?

П.Ш.: Сделок на поле я не совершал (улыбается). Но с несколькими людьми, с которыми мы сейчас близко дружим и с которыми пытаемся реализовывать бизнес-проекты, мы познакомилось именно на гольфе. Это люди из сферы девелопмента и питания.

G.M.: Будучи профессиональным спортсменом, как Вы приняли решение заняться чем-то другим?

П.Ш.: Когда я завершил спортивную карьеру, было совершенно неясно, чем дальше заниматься. Так происходит у многих спортсменов, которые до 30 лет не имеют ни образования, ни опыта, ни связей, потому что все время либо «сидят» на сборах, либо выступают за границей. 

Начало новой карьеры у меня началось не с девелопмента, а с ресторанного бизнеса. 

Одновременно я пошел учиться, выбрав направление посложнее – MBA в Гренобле. В тот момент были знакомые, которые уже занимались стройкой – девелопментом. Я слушал какие-то истории, мне стало нравиться. Затем продолжил учебу по управлению недвижимостью, окончил DBA. 

В то время был бум: в 2000 году начался бурный рост после кризиса 1998 года. Сразу после него мы открыли первый ресторан, но затем пришло понимание, что нужно делать что-то другое. 

G.M.: Не жалеете, что ушли из ресторанного бизнеса?

П.Ш.: Ресторан занимает 70-80% времени. Этот бизнес действительно может приносить высокий доход в том случае, если это ресторанная сеть (как, например, у Аркадия Новикова), где есть школа менеджмента, специальная система мотивации, долевого участия управляющих партнеров. Это выстроенный, достаточно сложный бизнес. 

А так, что такое ресторан? По большому счету, это забава. Он может быть бизнесом, если некуда стремиться: открыл семейный ресторанчик, сам работаешь там. 

Бизнес, по моему мнению, должен быть большим, он должен развиваться: нужно делать сеть, школы, придумывать новые форматы. 

У меня было два ресторана, и я понял, что 90% времени заниматься ими мне не хочется. Если бы я просто сдал эти помещения в аренду под те же самые рестораны, то я стал бы получать на 15% меньше прибыли, а мое время освободилось бы на 99%. Было очевидно, что выбор надо сделать в пользу чего-то другого, что может развиваться намного быстрее и с меньшими усилиями. 

Павел Наталья Шишкины.jpg
Павел и Наталья Шишкины во время поездки по гольф-полям Швеции. фото Facebook
G.M.: Является ли гольф инвестицией?

П.Ш.: Да, в здоровье!

Достаточно сложно заставить себя заниматься в зале, плавать, а гольф – все-таки интересная игра… Если мы поехали на отдых, то не просто лежим – загораем, а обязательно идем куда-нибудь играть. Мне кажется, это нас поддерживает с точки зрения физической формы. 

Н.Ш.: Гольф еще и инвестиция в будущее детей. Если они видят, что родители занимаются, может быть, и им захочется начать играть. Более того, гольф – это очень красивый вид спорта…

П.Ш.: У наших детей уже есть детские клюшки – свингуют они ими усердно, пока в основном по столу, по стульям. К счастью, они не металлические, а из пластика.

G.M.: Павел, у Вас широкий круг активов. Как Вы выбираете, в какой проект инвестировать?

П.Ш.: Выбирая проект, мы оцениваем наши конкурентные преимущества. Мое основное занятие – девелопмент, управление недвижимостью, финансовое сопровождение сделок. Есть и дополнительные бизнесы. Например, моя сестра, как управляющий партнер, занимается проектом HAIRSHOP. Есть сеть столовых Smart Food, которую тоже ведут управляющие партнеры. 

Я занимаюсь в основном стратегией, небольшим финансовым планированием. В этих бизнесах есть люди, которым я доверяю, которые имеют опыт в этой сфере. Я считаю, делаю прогнозы, бизнес-план, а дальше принимается решение, есть ли смысл туда входить. Любую идею, если она возникла, нужно написать, только тогда она станет концепцией. До тех пор, пока она не на листе, она не имеет ценности.

Павел Наталья Шишкины Golfmir.ru.jpg
Павел и Наталья Шишкины на турнире HCP15+ в 2013 году. Golfmir.ru
G.M.: Вы бы инвестировали бы в гольф?

П.Ш.: Пока нет. У нас была идея купить одно гольф-поле в Турции с большим дисконтом. Но даже на предлагаемых условиях получалось 11-12 лет окупаемости. Российскому бизнесу это не совсем подходит.

G.M.: Влияют ли ваши успехи в гольфе на настроение за полем, в повседневной жизни?

П.Ш.: Да, если ты хорошо сыграл, то несешь позитивное настроение в семью. Если Наташа сыграет хорошо, ее потом не успокоишь (улыбается). Она может еще долго рассказывать всем, сколько было паров, какие удары особенно получались. Либо наоборот – все плохо, «ну его, этот гольф», «давайте поговорим о чем-нибудь другом». Наверное, с этим сталкивался любой гольфист.

G.M.: На гольф-поле вы предпочитаете самостоятельно нести бэг, пользуетесь тележкой или ездите на каре?

П.Ш.: Где можно ходить пешком, мы ходим пешком. Кроме тех полей, где это не разрешено местными правилами. Например, в Дубае не по всем полям можно ходить.

Н.Ш.: В гольф-клубах Дубая много желающих сыграть, поэтому ти-таймы строго расписаны. Маршал внимательно следит за соблюдением темпа игры, поэтому гольфисты пользуются карами.

G.M.: Сейчас очень распространены программы «Гольф и Фитнес». Вы занимаетесь фитнесом?

П.Ш.: Не просто фитнесом! Мы ходим в горы: можем «залезть» на Тибет, покоряем шеститысячники. Это дает встряску организму. Мы опытные бойцы, уже много гор прошли, предпочитаем горный треккинг!

G.M.: Вам удалось побывать в базовом лагере у подножия Эвереста?

П.Ш.: Я был, Наталья еще нет. Со стороны Тибета я все облазил, на Кайласе был 12 раз. 

Н.Ш.: А про снег (смеется)?

П.Ш.: Точно! У нас есть забава: когда выпадает снег, мы его сами убираем. Это наш фитнес. Движения лопатой, кстати, похожи на свинг в гольфе. Несколько дней делали для ребенка огромную снежную горку. 

G.M.: Какие иностранные гольф-поля Вам запомнились больше всего? 

П.Ш.: Самое экзотическое поле, на котором я был – это поле в королевстве Бутан. 

Со мной там случился забавный момент. Я говорю: «Можно размяться?». 

Мне отвечают: «Да, конечно». 

Вышел со мной мальчик, дал мне три мяча, я бью, потом он бежит, собирает их и дает мне эти три мяча обратно, чтобы я снова бил. 

Говорю: «Спасибо, я размялся» (смеется). 

При этом поле безумной красоты, вокруг горы. Несмотря на то, что качество поля ужасное, самые красивые гольф-фотографии могли бы быть оттуда. 

Если смотреть с точки зрения профессиональных требований, то сейчас Белек предоставляет услуги очень высокого уровня (The Sultan and the Pasha, National, Montgomerie). Есть красивые поля в Корее (Anyang, который спонсируется Samsung Group), знаковые поля в Испании (Valderrama, Granada). 

Павел-Наталья-Шишкины-hcp15_golfmir.ru.jpg
Павел и Наталья Шишкины на полях Турции. фото HCP15+
Н.Ш.: Очень понравилось поле Thracian Cliffs в Болгарии.

П.Ш.: Действительно, очень красивое, рядом с морем, но там боковой ветер.

Н.Ш.: Ветер мешает, если далеко бьешь, как Павел. Но если бьешь близко, на ветер можно не обращать внимания (улыбается).

П.Ш.: Вот видите: разные у нас гольф-проблемы. Если бьешь на 250 метров, то у меня мяч сильно уносит ветром. 

G.M.: Наталья, а как далеко Вы делаете первый удар?

Н.Ш.: Не спрашивайте. Мы уже смеялись на последней тренировке, что я любой клюшкой могу ударить на 100 метров – от девятки до драйвера. 

G.M.: У Вас спортивное телосложение. Кажется, что Вы бьете дальше.

Н.Ш.: Пока что это только кажется. Надо больше тренироваться (смеется).

П.Ш.: Наш тренер поставил Наталье сразу правильную технику, просто у нее нет практики. Если посмотреть, как Наталья бьет, можно снимать видеоролики – абсолютно правильный свинг, значительно лучше, чем у меня. Остается только попадать в мяч, почувствовать его. 

G.M.: Какая у вас любимая клюшка?

Н.Ш.: Восьмой айрон.

П.Ш.: Они меняются. Более или менее уверенно у меня летит питч. Из вудов – пятый стал более стабильным, свои 200-210 метров неплохо кладет. 

G.M.: Существует мнение, что супругам сложно заниматься одним видом спорта, так как один из них будет давать советы, которые могут раздражать вторую половинку. Уживаетесь ли вы вместе на поле?

Н.Ш.: Нам непросто. Точнее, не нам, а мне. Павел очень хорошо играет, он авторитет в гольфе. Но я критично воспринимаю его замечания. Сейчас у меня стало лучше получаться, надеюсь, что буду работать над собой и учиться принимать его замечания легче.

П.Ш.: Бывает такое, что иногда мои советы воспринимаются «в штыки». Думаю, это происходит из-за того, что я невольно оказываю давление, от которого люди, занимающиеся гольфом, как раз пытаются уйти. 

Наталья приходит на поле играть с полем, а тут опять появляется мужчина, у которого свои правила, который дает комментарии, и от этого ей может быть не очень комфортно. 

Получается, что приходится играть не с полем, а с мужем. Все дело в психологии. Быть может, поэтому Наталья без меня показывает на поле более низкий счет, чем со мной. 

Н.Ш.: Дело в том, что я концентрируюсь, рассчитываю только на себя. И считаю, что если человек играет не очень хорошо, то как минимум он должен играть быстро, чтобы не заскучали его партнеры.


G.M.: Что для вас важно при выборе клуба и турнира?

П.Ш.: Компания, люди, которые участвуют в турнире. И особенно – удобное местоположение: от дома до «Сколково» мы доезжаем за 15 минут. 

Если оценивать этот клуб как бизнес, то очевидно, что это рискованный проект. Но с точки зрения того, как сделан клуб, какое качество поля, какие мероприятия, нас все устраивает. Нам кажется, «Сколково» – первый по количеству событий гольф-клуб, ведь они происходят там почти каждый уикенд. Много мероприятий для детей, зимой – катки, елки, лыжные гонки, биатлон… У нас пока очень маленькие дети, и мы не пользуемся этими преимуществами, но со следующего года можно начать. 

«Пестово» – очень хороший гольф-клуб, но на дорогу уйдет два часа туда и два часа обратно, если, конечно, не брать вертолёт. 

Получается, что ты уезжаешь из дома чуть ли не на целый день , а ведь хочется и с семьей пообщаться.

G.M.: Какой тип полей Вам больше по душе?

П.Ш.: Каждое поле по-своему интересно. Мне кажется, чем лучше ты играешь, тем тебе интереснее играть сложные поля. 

Links National все-таки и по дистанции, и по рафу, в котором мяч не найти, может быть интересным и сложным. Если бы оно было ближе, возможно, мы играли бы на нем чаще: там попадаешь в разные нестандартные ситуации и многому учишься. 

Forest Hills (паркленд) – тоже красивое поле, оно с правильными перепадами, с лесами. 

«Агаларов» – на мой взгляд, возможно, самое красивое поле. 

«Нахабино» мы хорошо знаем, у нас даже свадьба была там, но доехать туда так же проблематично, как и в Links. 

G.M.: Гольф затягивает… Не ревнуете ли вы друг друга к гольфу?

П.Ш.: Любимая скучает по мне, когда я в поездках. А уж гольф это или не гольф – не важно. Ревности к гольфу нет (улыбается)!

Н.Ш.: Конечно, нет, ведь гольф – это спорт. Когда родился первый ребенок, начался сезон – Павел сбегал со всех награждений, чтобы побыстрее оказаться дома с семьей.

П.Ш.: Я и сейчас уезжаю с церемоний, потому что мне хочется побыть с семьей. Я постоянно на работе. Если мы не ездим куда-то вместе, то я не вижу детей. Пришел с работы поздно, лег спать, утром проснулся, сын ушел в садик – опять не вижу. Тут выходной наступил, я опять уехал на поле, приехал – они спят. Конфликт происходит из-за того, что все очень долго: два часа едешь, разминаешься, турниры у нас играются за шесть часов. Да и мероприятий сейчас много, везде надо успеть – дни рождения, свадьбы, особенно летом. 

У каждого человека много разных ценностей – семья, работа, творчество... Мы стараемся не наступать на интересы друг друга, не ссориться. Я бегу к семье, потому что понимаю, что это важно для Натальи, а она вот играет со мной в гольф.

(В центре – Наталья Шишкина, слева направо: Ирина Ханенко, Натали Старынкевич, Анна Трофимова, Людмила Перегудова, Ирина Петруня, Юлия Ларина, Анна Штракс)

П.Ш.: Для меня это медитация. Я много лет провёл в Индии и на Тибете, занимаясь духовными практиками, и вот нашел созвучный этому вид спорта. 

За четыре часа ты абстрагируешься от всех проблем, а после возвращаешься в действительность, будто отдыхал неделю. 

Мне кажется, это очень похоже на медитацию. Но если идея медитации – совсем остановить мысль, то здесь нужно избавиться от всех мыслей, кроме гольфа. 

Этакая самадхи – концентрация мысли на одной вещи в течение 26 минут. 

Только в гольфе нужно удерживать мысль несколько часов – «гольф-самадхи»!

G.M.: Наталья, а Вас «зацепил»… Павел?

Н.Ш.: Не то слово «зацепил» (смеется). На самом деле, раньше я занималась только танцами и сценическим фехтованием. Это обязательно для профессии актера. 

Гольф – первый спорт, который начал у меня получаться. Внутренняя и физическая концентрация – это меня и «цепляет»!

Беседовал: Сергей Ракивненко 


Лучшая стоматология Москвы